Воскресенье, 2017-Дек-17, 03:27 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Документация

Теория дрессировки

TEOPИЯ ДРЕССИРОВКИ

частъ1 (Б).

Основы воспитания молодняка

Молодой щенок — это сырье, из которого дрессировщик - педагог должен создать полезный тип служебной собаки.

Шенок, передаваемый в дрессировку, должен иметь нормальное физическое состояние и, кроме того, обладать подвижностью, жизнерадостностью, достаточной возбудимостью, злобой (для некоторых видов работы) и общей активностью, что, бесспорно может быть в большинстве случаев привито соответствующим воспитанием. К сожалению, мы все же часто передаем в дрессировку собак физически слабых. Вот почему дрессировщик должен отнестись к воспитанию молодняка с особым вниманием.

Мы считаем, что успех работы зависит на 60% от правильного воспитания собаки и на 40% от правильной последующей дрессировки.

Разберем основной вопрос, что такое воспитание. ج Наука говорит, что воспитание есть преднамеренное, организованное, длительное воздействие на развитие данного организма.

Другими словами, стремясь создать работоспособную служебную собаку, мы должны искусственно, глубоко продумав, создать комплекс таких внешних воздействий на щенка, которые "влияли бы в желательном направлении на воспитываемый молодой организм, являющийся очень хрупким объектом. Именно отсюда вытекает особая трудность в преднамеренном, организованном длительном воздействии.

Из окружающей среды к молодому щенку постепенно приходят все новые и новые знания (комплексы условных рефлексов). Основным принципом воспитания является - искусственное создание такой окружающей среды (жизненных условий), в которой прочно образуются полезные и нужные для дальнейшей работы условные рефлексы, и комплексы их, а также тормозятся, вернее угасают вредные условные рефлексы, а в некоторых случаях и инстинкты (сложнобезусловные рефлексы). Так, например, развивая злобность у несколько трусливого щенка, нельзя производить сильное нападение на него; это может вызвать у него еще большую трусость; в такие моменты полезно создать у щенка «впечатление» победы, т.е. дать ему выхватить папку из рук, а также инсценировать бегство под влиянием якобы испуга, чтобы вызвать тем самым у щенка инстинктивное преследование. ' .

Умелая выработка торможения и умелое закрепление полезных условных рефлексов - непременные условия успешности. Вот почему воспитанием должно ведать лицо, научно подготовленное к этому ТРУДНОМУ и крайне ответственному делу.

Перевоспитывать взрослую собаку - задача неблагодарная и в большинстве случаев неразрешимая.

Изменить характер и угашать вредные условные рефлексы можно сравнительно легко у молодых собак и почти невозможно, когда эти рефлексы твердо закреплены годами. Мозг, впитывающий новые понятия и выбрасывающий ненужные, обладает хорошей гибкостью тогда, когда молод весь организм.

Итак, воспитывает окружающая среда, сама жизнь с ее условиями, но нельзя допускать влияния среды, носящий случайный неорганизованный характер. Неорганизованная среда вызывает опасные привычки (закрепленные условные рефлексы). Мы хорошо видим, как неорганизованная среда (например, домашнее воспитание служебных собаку «любителей») часто разрушает полезные рефлексы. Поглаживания и ласки щенка всеми приходящими на квартиру хозяина воспитывают у растущей собаки широкое доверие к посторонним, что в корне разрушает идею построения дрессировки сторожевой, розыскной и вообще служебной собаки.

Воспитание щенка должно протекать в строго организованной среде, недопускающей, как я уже говорил, участия полезных рефлексов, а наоборот широко развивающей их.

Необходимо помнить, что большая часть полезны навыков (полезные условные рефлексы) приобретается путем жизненного опыта (окружающей среды) а не школы (дрессировки). Последняя даст только наименьшую часть желаемых комплексов условных рефлексов. Все воспитание в сущности сводится к развитию комплексов, привычек и закоренелости этих привычек. Организация и закрепление этих привычек ஃ щенка, а с другой стороны приспособляемость организма к окружающей среде (приспособляемость к обстоятельствам) - вот в чем заключается воспитание молодой собаки. Постепенно, путем многократных повторений полученные привычки (условные рефлексы) у щенка автоматизируются в «бессознательные» комплексы.

Воспитатель обязан определить:

1) Какими качествами и какими привычками, смотря по роду предполагаемой работы, должна обладать данная молодая собака;

2) Какие желательные привычки имеются или начинают организовываться у данной собаки; и какими нежелательными для дальнейшей работы привычками она обладает;

3) Какие раздражители, в какой мере и силе нужно давать данной собаке, чтобы воспитать условный рефлекс или вызвать повторные уже организованных привычек (без закрепления), а также затормозить (вернее угасить) вредные привычки

4) Какими мерами нужно поддерживать постоянную заинтересованность собаки в работе, чтобы щенок постоянно стремился к удовлетворенности. Эти четыре момента являются основными в работе воспитателя - дрессировщика. На принципе воспитания полезного и заторможения вредного строится по существу и исправление испорченных собак.

Отправной точкой, базисом воспитания является борьба за существование. Только вокруг - этого базиса со всеми его разветвлениями координируются все ответные реакции (безусловные рефлексы и инстинкты) молодого организма на те или иные явления окружающей среды.

Необходимо помнить, что у щенков нет длительных очагов возбуждений, т.е. того, что мы называем вниманием. В этом возрасте щенок, как и ребенок, ищет все новые и новые раздражители, его внимание не останавливается долго на одном предмете или действии. Вот почему воспитатель должен строить свои действия путем постоянной смены очагов возбуждения, путем поддерживания постоянной заинтересованности, помня, что только заинтересованность вызывает стремление к удовлетворенности. Почему у щенка нет стойких очагов возбуждения? Потому что большинство встречающихся ему, окружающих его раздражителей и являются для него новыми, т.е. вызывают ориентировочную реакцию, которая тормозит условный рефлекс (внешнее торможение). Смена «впечатлений» нужна для того, чтобы избежать внутреннего торможения в самом нервном центре. Нервная система щенка, как ребенка, более хрупкая, чем у взрослых. Следовательно, явления торможения внутри самих клеток (истощение нервных клеток) наступает быстрее, чем у взрослого (потеря заинтересованности, сон).

Новые раздражители вызывают ориентировочный рефлекс, т.е. образуют в коре новые очаги возбуждения, тем самым повышая общий тонус коры, не давая возможности тормозному процессу разлиться по всей коре (сон).

Для щенков не следует брать в качестве условных сигналов сильные раздражители. Чем сильнее условные раздражители, тем сильнее и длительней будет проявление ориентировочного рефлекса, тем большее количество сочетаний необходимо для образований связи условного раздражителя безусловным подкреплением.

С другой стороны, сильный условный раздражитель может действовать как непосредственное раздражение, вызывающее оборонительную реакцию животного, вследствие чего может быть заторможен и последующий безусловный рефлекс, на котором мы строим условную связь (испуг). Подобные обстоятельства конечно весьма затрудняют образование условного рефлекса, а подчас делают его совершенно невозможным.

Как известно, лучшим возбудителем заинтересованности является легкая увлекательная игра. При игре стремление к цели ясно и понятно, а сильные раздражители неудержимо влекут к победе. Но было бы ошибочно думать, что мы основываем дрессировку лишь на одном принципе игры. Со временем в голосе воспитателя будут звучать нотки угрозы, окрепнут тона приказаний, и выполнение станет необходимостью, но вначале требуется увлекательная смена впечатлений, необходимая для поддержания постоянной заинтересованности, а, следовательно, и естественного стремления к удовлетворенности. Так незаметно, играя, щенок постигает аппортировку (воспитание «любви» к аппорту крайне необходимо для дальнейшей работы по целому ряду специальных приемов), барьер, преследование убегающего и т.п. приемы, первоначальным раздражителем которых является инстинкт.

Воспитывая у щенка оборонительный рефлекс, и останавливая внимание на его активной и пассивной форме, ослабляя силу раздражителей, мы можем искусственно перевести пассивную форму в активную. '

Если щенок, воспитываемый в домашней обстановке, грызет мебель, пачкает в комнате и, словом, доставляет ряд неприятностей владельцу, нужно обвинять в этом прежде всего и больше всего самого владельца. Растущий щенок, как и ребенок, не может быть предоставлен самому себе, ему нужны игрушки, лично ему, принадлежащие. Если хозяин даст щенку аппорт, мяч, шайбу и тряпку, и уделит должное время его воспитанию, - нежелательных явлений не будет, так как воспитание будет носить организационный характер; щенок имея свои игрушки, не станет грызть  мебель, обувь и другие вещи от ничего неделания, от скуки и от физиологических потребностей, естественных при росте молодого организма.

Несколько ранее мы говорили, что воспитание преследует цель постепенной подготовки" организма молодой собаки к последующей дрессировке и работе. Подготовка организма ведется в двух направлениях: физическая подготовка и «психо-физиологическое» воспитание. Физическая подготовка вызывает крепость костяка, выносливость и способность к общей физической закалке организма; психо-физиологическое воспитание заключается в развитие и укреплении полезных служебных качеств, в установке характера молодой собаки.

Периодом воспитания может быть названо время от рождения до 8-месячного возраста (обычный возраст, когда собака передается в работу). -

Размещение щенят в естественных условиях играет чрезвычайно большую роль, способствуя закалке организма; вот почему в летнее время рекомендуется помещать молодые пометы в особых двориках, выгулах с навесом, защищающим от солнца, дождя и ветра. Под навес нужно ставить подставку, покрытую разбросанной соломой или ковриком. Ежедневное пребывание на воздухе подготовит организм к осени и зиме, а возможно облегчит и прохождение чумы (если собака не привита).

Воспитатель должен во всяком случае запомнить, что влияние солнца, как источник тепла, даст улучшенное питание тканей. Вместе с тем действие солнечных ультрафиолетовых лучей улучшает периферийное кровообращение. Вот почему рекомендуется пребывание щенка (собаки) на воздухе при солнечной и вообще теплой погоде. Прогулки, игра с мячом, аппортом, тряпкой и т.д.; движение усиливают кровообращение, улучшают питание тканей, обмен веществ, кроме того на солнце в организме вырабатывается витамин «D», который крайне необходим организму. * В основу психо-физиологического воспитания щенка должно быть положено развитие общей активности, злобы, недоверчивости к чужим (если это нужно), жизнерадостности, а также других проявлений инстинктов, полезных для будущей служебной работы. Кроме того, воспитание должно обеспечить щенку нормальный рост и работу органов чувств.

Совершенно не рекомендуется держать щенков разных возрастов вместе. Обычно более сильные щенки обижают более слабых во время игры, отталкивают их, съедая весь корм и т.д. в результате часть щенков вырастает пугливыми и Физическими слабыми. Лучше всего если щенок (щенки) играют одного и такого же возраста и физически почти одинаковы.

Нежелательно также оставлять щенка одного - он должен двигаться, а движения вызываются совместной игрой. Игра и движения вызывают гибкость, быстроту, общую активность и заинтересованность в работе, а также служат для укрепления костяка.

Необходимо все время наблюдать не только за испражнениями, но и за тем, чтобы щенки не перекармливались (обычное явление у молодых щенков), ибо перекорм вызывает сонливость, общую вялость и неподвижность. Воспитателю необходимо постоянное общение со щенками, чтобы они усвоили как интонации человека, так и необходимые навыки, вытекающие из этого общения. 5-6 часов совместного пребывания ежедневно, прогулки, игра под постоянным наблюдением человека не дадут щенку разлениваться и будут прививать ему характер и навыки служебной собаки. Необходимо заметить, что в первые недели жизни щенки много спят, это явление чисто физиологического порядка и препятствовать сну не следует. Время для сна само собой уменьшится и дойдет до нормы.

Постепенно у щенка образуются условные рефлексы, воспитанные на явлениях окружающей среды. Вначале идут группы рефлексов, так или иначе связанных с пищей, ибо пища в первое время является главной отправной точкой, КООРДИНИРУЯ вокруг себя остальные «надстройки». Этим должен воспользоваться воспитатель, развивая недоверчивость к людям, злость и сторожевые рефлексы путем отнятия корма и кости (это делает хорошо подготовленный помощник). У щенка воспитывается «понятие» о том, что чужой человек и есть личный враг, его приближение вызывает неприятность и настороженность - словом защитную реакцию; хозяин же наоборот - хороший и добрый. Такие примитивные установки необходимы, но и здесь воспитатель должен учесть, что при постоянном отнятии корма и кости, т.е. при потери их, щенок является «пострадавшим» и у него разовьется крайняя нервность. В силу этих соображений подобные упражнения должны заканчиваться «победой» щенка, получающего удовлетворение, необходимое для разряда нервного напряжения. У молодых щенков (3-3,5 мес.) полезно развивать «хватку», но делать это надо осторожно, (не делая резких рывков, чтобы не испортить прикус) дразня их тряпкой, но не запугивая. Такое упражнение развивает крепость челюстей, энергичную хватку, необходимую активность. В этих же целях хорошо на гибких палках привешивать тряпки для игры. Очень полезно развивать темп бега, для этого, хозяин, отойдя от щенка на 20-25 шагов подзывает к себе щенка и обязательно дает лакомство. Для воспитания собак, работающих на человека (сторожевых, розыскных и т.п.) вводятся соответствующие раздражители - дразнение, убегание и т.п. при всех упражнениях такого рода необходимо помнить, что всякое особенно разное наступление в большинстве случаев вызывает отступление (пассивно-оборонительная реакция страха) и наоборот всякое отступление вызывает нужное для нас проявление преследования. К этому нужно отнестись особенно осторожно; один удар щенку при активном наступлении может вызвать нежелательный рефлекс (страх), который угасает с большим трудом.

Осторожное, таинственно наступающее действие обычно вызывает первый бросок собаки, в это же мгновение нужно, сделав «испуганный» вид, начать отступление – это вызовет второй бросок щенка вперед. Упражняясь таким образом несколько раз и видя, что рефлекс преследования проявляется безотказно, можно усложнить это действие тряпкой или палкой (осторожно) с целью воспитать у щенка бесстрашие к ударам и стремление отнять тряпку или палку. Лучшим способом: является легкая попытка вытянуть из пасти собаки эту тряпку после первого момента схватывания. Упражнения такого рода необходимо ставить так, чтобы щенок вначале заинтересовался тем или иным видом борьбы (предложенной ему в виде игры, или в виде раздражителя его оборонительного инстинкта) и в конце концов выходил бы победителем (отнятие кости, тряпки, преследование и хватка убегающего и т.д.), получая за это ласку (поощрение) от дрессировщика (хозяина).

В целях развития сторожевых рефлексов возможна посадка щенка (5-7 мес.) на цепь в будку поблизости от караульной собаки. В таком случае сторожевые рефлексы выявляются обычно довольно быстро (метод подражательный).

Всякое новое явление внешнего мира действует на щенка или отвлекающе или запугивающе, т.е. вызывает или ориентировочную, или оборонительную реакцию, смотря по силе своего воздействия. Поэтому необходимо систематическое ознакомление щенка с этими явлениями.

Приблизительно с 3-х месячного возраста щенка знакомят с факторами отвлечения путем регулярных прогулок по разным маршрутам среди людей, животных, по улицам, в толпе у вокзалов, у ряда других мест, словом всюду, где можно получать сильные и новые впечатления. Ввод отвлечений должен идти в последовательности от более слабого к более сильному: сюда же относится приучение к выстрелам (вначале издалека, потом ближе и ближе до 15-20 м.). В возрасте 3 месяцев можно приучать щенка к барьеру (до 60 см.) без каких бы то ни было принудительных - влияний, а также делать пробы на чутье путем поиска вещей хозяина. В этом же возрасте * необходимо начать воспитание любви к аппорту и заинтересованности к процессу аппортировки. помня, что именно любовь и заинтересованность к аппорту являются вспомогательными факторами для целого ряда специальных работ.

С 9-10 месячного возраста возможен переход на первоначальные (осторожные) упражнения по охране вещи, а также на работу по преследованию и задержанию с целью усилить злобу, недоверчивость к чужим людям. В этих видах упражнений особенно важно воспитать в собаке уверенность в победе путем искусственно создаваемых положений, очень осторожно нужно играть с тряпками, так как у щенка можно испортить прикус, путем вытягивания нижней челюсти. За время воспитания собак, предназначенных к работе на человека, необходимо стремиться к закреплению комплекса условных рефлексов, которые можно формулировать так: «хозяин есть справедливый человек, друг и защитник; все остальные люди — враги».

Особенно внимательно надо следить за интонациями поощрения и запрещения, помня, что от правильной установки на интонации зависит легкость будущей дрессировки.

Надо отметить, что характеры щенков неустойчивы и меняются. Незначительное количество кальция в организме способствует нервности и более сильной раздражительности. Большое количество кальция вызывает то, что мы называем «флегматичностью».

Нужно учесть, что постоянное торможение «желаний» упценка (а их много в этом возрасте вследствие возрастного преобладания ориентировочного инстинкта) делает его нервным. При этом при вводе дисциплинирующих начал нельзя перегибать палку: переход от игры к принудительным воздействиям следует производить незаметно. В этот период особенно нужно стремиться к яркости в даче контрастовых понятии можно и нельзя, т.е. в даче поощрении и запрещении, помня, что только яркость этих впечатлений и регулярная повторяемость их обеспечат успех в работе.

Приведенные данные общего характера сводятся таким образом к следующему. В план воспитания должно входить:

1. Наблюдение за физическим состоянием щенка;

2. Чистка щенка,

3. Наблюдение за испражнениями,

4. Обязательное присутствие при кормлении;

5. Нахождение не менее 4-6 часов при щенке и ведение игр и упражнений, соответствующих возрасту и будущей работе;

6. Наблюдение за взаимоотношениями щенков между собой (во время прогулок).

Эти данные воспитатель (хозяин) будет конкретизировать в зависимости от того, н какую работу предназначается собака в будущем.

С каждым годом мы постепенно исправляем наши ошибки, но пока приходится все же сказать, что вопросу именно рационального воспитания мы уделяем слишком мало внимания, тратя его главным образом на вопросы дрессировки и забывая, что плохое воспитание собаки есть основной ТОРМОЗ в последующей дрессировке. .

; : y

ПРИНЦИП ОБУЧЕНИЯ

  1. АНАЛИЗ ОБУЧЕНИЯ (ДРЕССИРОВКИ)

Проанализируем составные элементы обучения (дрессировки). Когда ребенка начинают учить говорить, процесс этого обучения базируется на том, что у ребенка закрепляют связь условного названия предмета сего внешним видом, дабы потом ребенок мог сам произнести название при виде этого предмета. Другими словами, идет типичное воспитание по типу уже известного нам условного рефлекса и целых комплексов условных рефлексов. 。 Слово есть условный раздражитель определенного условного рефлекса на соответствующий предмет (изображение). Каждый условный рефлекс воспитывается путем искусственного воспитания связи условного звукового обозначения (слова, звукового раздражителя) с определенным предметом, действием, явлением, процессом. Такой процесс искусственного воспитания по типу условных рефлексов люди в житейском обиходе и называют обучением. Речь наша является прежде всего комплексами условных раздражителей, вызывающих комплексы различных понятий и представлений (комплексы условных рефлексов). -

Попутно возникает вопрос и процессе «мышления». Можно ли мыслить о том, чего мы не знаем? Конечно, нет. Правда наша мысль может охватить те представления, которых мы непосредственно в своей жизни не наблюдаем («отвлеченные понятия»), но здесь не нужно забывать, что мы в таком случае пользуемся аналогичными (подобными) признаками путем сравнения со знакомыми нам понятиями, опять-таки зная их из других источников. Так, например, мы можем думать о событиях в Китае, никогда там не бывавши, но все же зная Китай по картинкам, по описаниям и по аналогичным сравнениям.

У животных организация условных рефлексов более проста, и человек до известной степени легко и безошибочно подходит к той исходной точке, тому безусловному искомому рефлексу, на базисе которого образовался у животного данный условный рефлекс.

«Память» собаки даст возможность воспитания сравнительно небольшого количества условных рефлексов, комплексов, рефлексов сравнительно незначительной сложности, * синтетические способности собаки значительно слабее таковых у человека.

В основу психической деятельности собаки положены главным образом «инстинкты» (сложно-безусловные рефлексы), а «мышление» остается в примитиве. За необходимость допущения у животных низких форм мышления, вопреки механическим утверждениям школы Павлова, говорят как экспериментальные данные, так и положения теории диалектического материализма.

Почти при всех наших выступлениях мы встречаем вопрос: «мыслит ли собака?». Прежде всего наши конкретные установки по данному вопросу таковы. Для определения процесса мышления вообще мы позволили себе ограничиться лишь указанием, что мышление есть нервно-психический процесс высшего порядка.

Несомненно только то, что предполагая положительное разрешение этого вопросы, «мышление» собаки отличается от мышления человека не только по пределам своих возможностей (количественно), но и имеет определенное качественное различие. До настоящего времени эксперименты, поставленные для разрешения этого вопроса в отношении обезьяны все же оказались более продуктивны, это показывает, что пути построения решающего эксперимента в отношении обезьяны человеку более доступны, нежели исследования высших психических процессов собаки. Несмотря на то, что основные законы В.Н.Д впервые открыты, разработаны и изучены на собаке, их основные принципы могут быть перенесены и на человека, но поведение человека качественно отличается от поведения собаки. Нужно всегда помнить, что в поведении человека основными ведущими механизмами являются механизмы социальные, тогда как основными ведущими механизмами поведения собаки являются механизмы биологические.

В порядке эволюционного развития животных качественное усложнение поведения происходит параллельно с усложнением строения нервной системы и наоборот. С усложнением строения нервной системы животное приобретает новые возможности для взаимоотношения с окружающей средой, в связи с чем поведение высших животных уже качественно отличается от поведения животных низших. Между человеком и собакой, несмотря на большое сходство строений нервной системы, а также в структуре механизмов поведения, лежит огромное качественное различие: вот почему нельзя применить к собаке понятие «мышление» в той мере, в какой оно применимо по отношению к человеку, и дрессировщик должен постоянно учитывать «психические границы» собаки и не выходить за их пределы.

Схемы же обучения (дрессировки) по внешности совершенно одинаковы как для человека, так и для собаки; они основаны на воспитании более или менее сложного условного рефлекса. Как человек «дрессируется» по условному звуку «table» представлять стол, так и собака «учит» слова «аппорт» или «сидеть», условно обозначающее то или иное действие. Команда при дрессировке есть лишь условное обозначение, и собаке все равно, будет ли укладка воспитываться на команду «лежать», или на команду «даун», или на выстрел, или, наконец, на зажигание лампочки красного цвета, - условный рефлекс все равно будет воспитан путем ряда повторных действий.

Мы знаем, что обучение есть причинно-обусловленный сложный психофизиологический процесс, основанный на установке тех или иных условных рефлексов, поскольку мы можем свободно составить и проанализировать весь комплекс факторов обучения, помня, что знания (условные рефлексы) благоприятны, а инстинкты (безусловные рефлексы) - враждебны.

  1. ОСНОВЫ ОБУЧЕНИЯ

В начале обучения тому или иному приему дрессировщик должен прежде всего уяснить, каким

путем заставить собаку выполнить, хотя бы и примитивно, требуемое действие (шлифуя его в дальнейшем), дабы иметь возможность связать его с соответствующей командой. Найти тот или иной «подход», так или иначе воздействовать на собаку, чтобы она выполнила желаемое действие -  это самая трудная задача дрессировщика.

Здесь ему и нужно знать «характер» своей собаки (тип нервной деятельности), степень ее развития, на какие раздражители (органов чувств) и в какой силе и форме собака даст желаемый ответ (реакцию). Когда от собаки будет достигнуто нужное действие, его необходимо связать с командой, и полученную связь закрепить рядом повторных упражнений. Такая установка связи состоит из почти одновременного действия непосредственного и замещающего (условного) раздражителя.

По терминологии К.Мооста такие виды возбуждения называются первоначальными. и замещающими. Эти термины не совсем удачны, так как для установки условного рефлекса вначале (или одновременно) нужно давать условный раздражитель (сигнал), а затем уже непосредственный раздражитель, следовательно по существу он может быть первоначальным только в смысле раздражителя, первично вызывающего данную реакцию.

Непосредственный раздражитель - термин более близкий к истине, ибо он и есть тот непосредственный раздражитель, который впервые вызывает требуемое действие (сложно-безусловный рефлекс).

Поясним это примером: чтобы выучить собаку садиться по команде, мы знаем, что нужно как-то воспроизвести этот момент с командой, даваемой на полсекунды, на секунду раньше.

Обычно дрессировщик, положив одну руку на крестец (в области почек) собаки и дав соответствующую команду, легким надавливанием (действие принудительного характера) заставляет его согнуть задние ноги и сесть. В данном случае имеет место принуждение. искусственно вызывающий рефлекс положения, непосредственно заставляющий собаку сесть. Это принуждение является основным (вызывающим самодействие) и называется непосредственным раздражителем. Немного ранее до посадки следует команда сидеть - звуковой раздражитель. Через известные промежутки времени процесс повторяется. После ряда повторений дрессировщик пробует, достаточно ли воспитался условный рефлекс, т.е. твердо ли установилась желаемая связь команды с действием; для этого он не производит больше принудительного нажима рукой (действие непосредственного раздражителя), а даст лишь одну команду, и если связь закрепилась, то, получив звуковое условное раздражение, собака в силу установки условной связи (воспитание условного рефлекса) садится сама.

При таком положении команда (звуковое раздражение) заместила собой непосредственное (осязательное) раздражение, и прием готов (необходимо лишь ввести дополнительно вспомогательный условный рефлекс на угрожающую интонацию команды, воспитывающую безотказность выполнения приема). Если же при одном звуковом раздражении соответствующего действия не наступает, то значит связь непосредственного и замещающего (условного) раздражителя еще не установлена (условный рефлекс еще не воспитан), и дрессировщик снова обращается к одновременному действию обоих раздражителей.

Другими словами, при воспитании условного рефлекса непосредственным раздражителем мы называем тот раздражитель, который безотказно вызывает самое действие, самый факт, а замещающим (условным) раздражителем мы называем его условное обозначение, т.е. команду, жест. Так строится в основе каждый прием, каждый процесс обучения чему бы то ни было. Например, мы приучаем собаку схватывать предмет по команде аппорт; для воспитания этого условного рефлекса дрессировщик, взяв предмет в руку, быстро махая им перед собакой и возбуждая собаку командой «аппорт», вызывает безусловный рефлекс схватывания движущегося предмета. Как только этот вид непосредственного раздражителя достигает своей цели, дрессировщик снова дает замещающий раздражитель - команду «аппорт». Рядом повторных действий эта связь процесса схватывания с командой будет закреплена и в дальнейшем при действии только одного замещающегося раздражителя (команда аппорт) собака будет схватывать предмет.

Самое важное - установить правильные взаимоотношения между непосредственным и замещающим раздражителем. Основная формула такова: в целях наиболее рационального воспитания условного рефлекса, который строится на искусственно установленной связи условного раздражителя с безусловным рефлексом, прежде нужно давать условный раздражитель и через 1/10-1/2 секунды вызывать безусловный рефлекс (самое действие) путем ввода непосредственного раздражителя. Для воспитания уже условного рефлекса необходимо, чтобы условный раздражитель (команда) чувствовался достаточно ярко. Нужно помнить, что каждый условный раздражитель должен стать сигналом того или иного непосредственного раздражителя. Уже по одному этому его надо давать раньше непосредственного раздражителя (нажим, рывок), как каждый сигнал должен даваться перед действием, которое им обозначается. Так при обучении собаки команда «рядом», даваемая с усиленной интонацией, является сигналом. последующего рывка (непосредственного раздражителя), - заставляющего собаку находиться у левой ноги. Повторяя прием, мы добьемся того, что эта команда явится действительно сигналом приближающегося рывка, дабы избежать его, собака на один этот сигнал, не ожидая рывка, приблизится к ноге. В практике дрессировки иногда трудно установить взаимоотношение этих моментов и обычно замещающий условный раздражитель (команда) дается на Vfe секунды ранее действия непосредственного раздражителя (рывка) или одновременно в приемах, основанных на развитии свободных инстинктов. Все же нужно помнить, что когда на нервную систему не действуют другие более сильные непосредственные раздражители, то даваемый (условный) раздражитель вызывает большой эффект.

Нам нужно, чтобы «индифферентный» раздражитель (в данном случае команда) явился сигналом к безотказности выполнения. Поэтому команду нужно давать вначале, а за ней вынужденный (непосредственный раздражитель) будь то рывок, нажим, лакомство и т.д. в таком случае команда будет действительным сигналом, предупреждающим о надвигающейся безотказной работе (т.е. действие непосредственного раздражителя).

При невыполнении команды обычно имеет место так называемое внешнее торможение, т.е. на собаку действуют другие раздражители, более сильные, нежели команда дрессировщика, вследствие чего «ответ» на команду задерживается. В таких случаях угрожающая интонация применяется как еще более сильный раздражитель, подавляющий все остальное. Конечно одно воспитание условного рефлекса, т.е. знание приема еще не есть обязательность его исполнения собакой, но этого мы коснемся при разборе вопроса о влиянии принуждений на собаку (необходимость постоянного ввода вспомогательного условного рефлекса на угрожающую интонацию, воспитывающую безотказность). Какими же способами дрессировщик вызывает самое действие, связывая его с командой, какие факторы заставляют собаку произвести желаемое действие и что в данном случае служит непосредственным раздражителем? Практика показала, что для некоторых приемом поводом к исполнению служит ввод таких раздражителей, которые вызывают возбуждение соответствующих «инстинктов» собаки, а для некоторой (меньшей) части приемов непосредственными раздражителями послужат принудительные действия дрессировщика. - . В конце концов дрессировщику необходимо знать свою собаку и, применяясь к ней, создавать нужные условные связи (условные рефлексы).

ПЯТЬ УСЛОВИЙ ВЫРАБОТКИ УСЛОВНОГО РЕФЛЕКСА

1. Мозг собаки должен быть в относительном спокойствии (собака не больна, не голодна. Нет

большого кол-ва людей, животных, машин и т.п.).

2. Необходимо иметь два раздражителя. Один условный (команда), второй безусловный (нажим, рывок, лакомство).

3. Условный раздражитель (команда) должен опережать на 1-2 сек. безусловного раздражителя или совпадать с ним по времени.

4. Безусловный раздражитель (рывок) должен быть сильнее условного (команды).

5. Условный раздражитель должен быть достаточно сильным (интонация)

ЭЛЕМЕНТЫ ДРЕССИРОВКИ. ЗНАЧЕНИЕ ИНТОНАЦИЙ.

Значение интонаций в процессе дрессировки чрезвычайно велико, и это вполне понятно. Если человек не говорит на иностранном языке и попадает в общество иностранцев, мы можем заметить следующее: он не понимает их речи, но как-то особенно обостренно чувствует различные оттенки их интонаций; нечто подобное происходит и у собаки. Добавим к этому, что собаки, обладая тонким слухом, различают 1/8 тона, тогда как человек свободно различает только Уг тона. Такую тонкость слуха у собаки создали условия борьбы за существование. Наибольший запас «сигналов» у человека получается благодаря речи (словесный сигнал). Отсутствие у собаки способности речи компенсируется хорошо развитыми органами чувств: она более четко и тонко различает разнообразие звуков, запахов и оттенков. Слова надо рассматривать как сложные «собирательные» сигналы, благодаря обслуживанию такой сигнализацией, у человека лучше развиты процессы синтеза. Животные не имеют возможности пользоваться сложными собирательными сигналами, они должны за счет этого повысить свои анализаторские способности и уметь тонко разбираться в простых сигналах. И эти анализаторские способности собаки, как уже сказали, выше человеческих: собака может различать разницу в высоте звука до 1/8 тона.

Интонация слагается из интенсивности и тембра звуков. Теория дрессировки различает в общем три основных интонации: ласка, приказание, угроза. Необходимо предостеречь неопытного дрессировщика: интонации ни в коем случае не должны иметь искусственных ноток, ибо собака немедленно почувствует в силу остроты слуха Фальш и станет недоверчиво относиться к дрессировщику. В каждом приеме обучения помимо основного условного рефлекса (знание приема) необходимо применение вспомогательного условного рефлекса на угрожающую интонацию (для достижения безотказности выполнения приема), ибо знать еще не значит выполнять. Вовремя и в меру даваемые умелые переходы (контрасты) поощрительных и угрожающих интонаций являются основными моментами практической дрессировки.

Самое важное в применении интонаций, это прежде всего установление у собаки связи (условного рефлекса), факта удовольствия от реально получаемой ласки и, наоборот, - факта заставляющих действий неприятно-принудительного или запрещающего характера с интонациями угрозы. Важно также умелое комбинирование тех или иных интонаций в зависимости от поведения собаки; ласка при исполнении и угроза при невыполнении требуемого действия. Когда собака хорошо освоится с интонациями ласки и угрозы (поощрения и запрещения или принуждения), необходимо в проработку каждого приема вводить при необходимости так называемые контрастовые интонации. Например: собака, зная прием, не исполняет требуемого действия; сейчас же слышится оттенок угрозы (интонация угрозы является условным раздражителем оборонительного рефлекса); в повторном приказании угрожающие тона повышаются и звучат резче и внушительнее, как бы напоминая о грядущей неприятности (принуждении); оборонительная реакция «зовет» к выполнению приема, наконец прием выполняется; в таком случае немедленно слышны ласково-поощрительные интонации, «приятные» для собаки. Таким образом контрастом (сменой) интонаций воспитывается у собаки связь получения неприятных ощущений, «заставляющих» тонов в моменты неисполнения и получения приятных положительных раздражителей при исполнении требуемого действия.

Вспомним «растерянные» глаза германских собак, которые достались после войны, не понимающих наших слов. В это время их внимание на интонации особенно обострено. С какой «радостью» они встречают знакомый тон, ибо интонации интернациональны. В первое время работы с вывозными собаками следует особое внимание обращать на интонации и жесты (если вы берете собаку из-за границы).

В целом ряде приемов главным образом воспитательно-дисциплинарного цикла мы обязательно вводим угрожающие интонации, воспитывающие вспомогательный, общий для всех приемов обучения условный рефлекс на угрожающую интонацию, создающий безотказность его выполнения.

КОМАНДЫ

Команды при дрессировке должны быть:

1. Кратки

2. Неизменяемы

Растянутые команды утомляют собаку, при них возможен преждевременный срыв ее с места; краткие команды всегда звучат резче, стоит сравнить, например, «ко мне» и «раскапывай». В словах команды мы считаем крайне желательной букву «р»: она придает команде соответствующую сухость и необходимую внушительность, например: «рядом», «барьер», «аппорт». Самым важным фактором является неизменность команд. Изменение команды (перестановка слов) является изменением последовательности сочетания звуков данной команды, следовательно мы имеем уже не один постоянный раздражитель, вызывающий нужный нам ответ, но целый ряд их, сходных между собой; такое явление только нарушает четкость работы собаки. Дрессировщик должен всегда соразмерять свои движения, быть четким и постоянным в своих движениях, помня, что при нашей работе на собаку действует в качестве раздражителя все поведение дрессировщика, а не только звук команды, как это имеет место в лабораториях, где собака изолирована и слышит только звуковые сигналы или видит зрительные раздражители.

Молодые дрессировщики, поддаваясь обстановке, иногда (довольно часто) изменяют команды. Так, например, происходит обучение собаки аппортированию на команду «аппорт», собака почти связала этот звук с действием, но почему-то отказывается взять предмет. Дрессировщик начинает «упрашивать»: (ну возьми, возьми, бери) и т.д., вместо почти знакомого для собаки слова «аппорт», которое в данный момент и нужно произнести в несколько повышенном тоне, применяются новые, незнакомые ей и сбивающие ее слова, что крайне усложняет дрессировку.

Хорошо подготовленный дрессировщик управляет своей собакой только теми командами, которые существуют для данной службы.

Еще хотелось бы добавить, что некоторые дрессировщики, когда собака от них убегает или отходит в сторону, вместо того, чтобы подозвать собаку командой «ко мне», начинают ее то ли ускорять, то ли спрашивать «куда пошла», «Я кому сказал» и т.д. Эти горе дрессировщики просто не могут понять, что на их вопрос собака просто не может ответить.

ПООЩРЕНИЯ И ЗАПРЕЩЕНИЯ

Чтобы показать собаке правильность выполненного ею приема, употребляют слово «Хорошо», связывая его (устанавливая условный рефлекс) с ласковым поглаживанием или игрой с собакой, дачей «лакомства» и с поощряющей ласковой интонацией.

Говоря о лакомстве (как мере поощрения), нужно сказать, что помимо непосредственного его действия как Пищевого раздражителя, манеры Дрессировщика, eго мимика и движения должны придать особую «ценность» даваемому кусочку. Кусочки лакомства должны быть небольшого размера в 1-2 см. Быстрая, как бы Формальная передача собаке этого лакомства не создает должного эффекта и не поднимает в глазах собаки значимость этого лакомства.

Необходимо стимулировать его рядом подсобных действий дрессировщика, «дразнящего» собаку даваемым кусочком. Такие действия повышают «ценность» этого кусочка, являясь большей наградой за исполнение, а, следовательно, и стимулируют само выполнение приема.

Дачей лакомства ни в коем случае нельзя злоупотреблять, давая его часто и бесцельно. Собака должна его получать лишь по выполнении требуемого действия. Такая установка бесспорно даст желаемый результат быстрее и легче.

В начале лакомство дается часто, по исполнении каждого приема, каждого верного действия. Затем постепенно дача лакомства постепенно оттягивается, заменяясь лаской, командой «хорошо» (условный раздражитель). В конце концов дача лакомства в конце урока стимулирует четкое выполнение всех заданий, даваемых на уроке.

Сигналом для приостановки всех нежелательных действий собаки, встречающихся при дрессировке, является команда «Фу», связанная с угрожающей интонацией и одергивающим рывком поводка или ударом хлыста (прута) реально ощутимой неприятностью; последняя связь воспитывает условный рефлекс на резкую интонацию «Фу», как сигнал тормоза. Злоупотреблять командой «Фу» нельзя. Это гибельная для дела привычка, ибо при частом употреблении окрик «фу» теряет свое значение. «Фу» имеет безотказную силу тогда, когда эта команда применяется редко, сопровождаемая резкой интонацией. В ряде мелких случаев вместо «Фу» нужно давать ту или иную

основную команду с соответствующей угрожающей интонацией.

Утверждение некоторых авторов о том, что «хорошо» явялется противоположностью «фу», совершенно неверно. Если мы за выполнением приема даем «Хорошо», то при не выполнении мы никогда не говорим «Фу», а даем команду данного приема с повышенной интонацией или применяем принуждение (рывок, нажим), соответствующее данному приему. Так, например, если собака не выполняет команду «Сидеть», то мы конечно не говорим «Фу», а повторяем ей команду с повышенными требованиями. Нет сомнения, что «Фу» нужно считать совершенно самостоятельным сигналом как общий тормоз ко всем нежелательным отвлечениями действиям собаки. Особенно этот тормоз эффективен при подборе всякой дряни с земли.

ОТВЛЕКАЮЩИЕ РАЗДРАЖИТЕЛИ

(ВНЕШНЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ)

Под отвлечениями мы понимаем результат действия тех раздражителей, которые действуют на собаку сильнее, чем раздражители, даваемые дрессировщиком.

Такие наиболее сильные отвлечения естественно затормаживают влияние дрессировщика и собака выходит из-под его подчинения. В обстановке военных действий, взрывы снарядов, свет прожекторов, пулеметная стрельба, общее движение являются более сильными факторами, влияющими на собаку и отвлекающими ее от работы. Естественно, что дрессировщик служебной собаки должен с одной стороны систематически воспитывать в собаке невнимательность (безразличие) к окружающей среде, а с другой - развивать дисциплину обязательного исполнения своих приказаний.

В период обучения влияние дрессировщика должно быть сильнее, нежели влияние внешнего мира. Этот принцип должен быть строго соблюден. В связи с этим развитие дисциплины у молодой собаки следует начинать в уединенном, тихом месте, без каких бы то ни было отвлечений «внешнего мира». Это наличие собак, людей, машин и т.д. когда общая дисциплина будет ею усвоена и связь с дрессировщиком будет установлена, переходят к работе в присутствии людей и собак, при шуме поезда и т.п. затем возможен переход к работе в условиях, приближающихся к условиям реальной работы собаки (искусственно создавая их). Нужно отметить, что отвлечение могут быть и чисто физиологического характера (голод, холод, собака больна), действующие на собаку сильнее, чем отвлечения внешнего мира. При отвлечениях внешнего мира собака обычно проявляет или невнимательность или страх.

В обоих случаях условный рефлекс отсутствует вследствие внешнего торможения. В первом случае сигнал не воспринимается вследствие появления ориентировочного рефлекса на новые раздражители; во втором случае - новый раздражитель воспринимается как сигнал опасности и вызывает соответствующую оборонительную реакцию. w Невнимательность можно объяснить усиленной работой ориентировочного инстинкта и недостаточной силой действия основного раздражителя, а страх - оборонительным инстинктом в пассивной форме. В первом случае дрессировщик должен применить соответствующую угрожающую интонацию, возвращая этим собаку к действительности (тормозя ориентировочный инстинкт - оборонительным) угрозой, во втором случае необходимо прежде всего успокоить собаку лаской и игрой, чтобы новый раздражитель потерял свое значение как сигнал опасности (сигнал, неподкрепляемый несколько раз непосредственным раздражителем, теряет свое сигнализирующее значение и становится безразличным). Затем в последующие дни специально посвятить несколько уроков для искоренения у собаки боязни к данному отвлечению, я рекомендую повысить возбудимость у собаки какого-нибудь из инстинктов, например, оборонительного (нападение, гнев) и когда собака достаточно будет «разгорячена», начать вводить тот вид отвлечения, который ранее вызывал страх (обычно «разгоряченная» собака не замечает ее вовсе или во всяком случае реагирует на него менее резко).

Собаки, обладая слабо развитой корой головного мозга, являются сильно отвлекаемыми животными и только систематическими тренировками и воспитанием на внимательность, обязательно введённой в программу дрессировки, можно добиться четкости выполнения приемов и постоянной внимательности собаки в любых условиях.

Остается осветить вопрос, с каким же отвлечением нужно бороться в первую очередь. В начале обучения собаку бесспорно нельзя ставить в условия отвлечений физиологического характера, т.е. голода, холода, течки и т.д., а надлежит ограничивать работу в условиях незначительных отвлечений внешнего характера (шум авто, поезда, проходящих людей и т.п.).

По мере укрепления влияния дрессировщика отвлечения общего порядка могут быть повышены и искусственно вводимы и только затем при достаточно четкой работе собаки при любых отвлечениях внешнего мира можно и должно постепенно переходить к работе в условиях физиологических отвлечений. Конечно при всех таких тренировках нужно учитывать в первую очередь особенности типа нервной деятельности данной собаки.

ПРИНУЖДЕНИЯ

Принуждение, бесспорно, являясь одним из самых важных факторов обучения собаки

Общий принцип принуждения как для человека, так и для животного один и тот же.

Принуждение есть заставляющий Фактор к выполнению того или иного нежелательного действия или тормоз, мешающий по пути.

Общий тон приказания есть сигнал к выполнению: чем лучше развита кора головного мозга. собаки, тем большее значение имеют условные рефлексы. Ведь и о некоторых людях мы говорим - «слова на него не действуют, для него нужны более сильные меры».

В основу всех видов принуждения положен тот принцип, что за неисполнение следует неприятность. Следовательно, само по себе принуждение является раздражителем, вызывающим оборонительные реакции, где выполнение приказаний является естественной разрядкой этой оборонительной реакции.

Чем шире «мышление» у данного индивида, тем в более слабой форме должны быть применены принудительные действия, и это понятно, т.к. чем шире мышление, тем самым у данного субъекта более выработаны и натренированы тормозные процессы, тем лучше он сам управляется с влечениями инстинктами. Рука, наложенная на плечо человека, и заставляющая его сесть, есть Фактор принуждения, воздействия, но для человека и письмо, категорически приглашающее явиться в определенное место, явится принуждением.

Само по себе принудительное воздействие при дрессировке играет две роли. В одном случае оно является способом обучения (непосредственным раздражителем), когда собака, не зная приема, при посредстве принудительного влияния выполняет прием (принуждение, искусственно вызывающее соответствующий рефлекс положения), например, посадка или укладка собаки. В другом случае принуждение является типичным способом воздействия, употребляемого тогда, когда собака «знает», но «не хочет» выполнить уже известный ей прием (принуждение, вызывающее оборонительные реакции и выполнение нежелательного приема как разрядки их).

В большей части приемов, особенно сложных приемов специального цикла. непосредственным раздражителем, т.е. фактором вызывающим исполнение, является использование врожденных инстинктов, причем проявление их связывают с командой. Taк, например обучают собаку бросаться за убегающим в разработках конвойной службы путем возбуждения инстинктивного преследования убегающего.

Но не все приемы строятся так. Например, собаку обучают хождению рядом у ноги, это никоим образом не может быть достигнуто путем действия враждебного инстинкта (наоборот зовущего собаку к свободе), - здесь непосредственным раздражителем должен быть какой-то другой заставляющий фактор, а именно действие поводка, принудительно возвращающий собаку к ноге, обучая собаку посадке, дрессировщик, легко надавливая на круп собаки (принуждение, вызывающее нужный в данный момент рефлекс положения), заставляет ее сесть, связывая ее сесть, связывая этот процесс с командой и укрепляя связь (условный рефлекс) повторными упражнениями.

Итак, принуждения по характеру своего действия применяются: 1) как способ обучения, вызывающий рефлекс положения, 2) как способ воздействия, вызывающий оборонительные peaкции.

Подчинения принудительным влияниям второго типа являются пассивно-оборонительными реакциями (проявлением оборонительного инстинкта, раздражителями которого служат принуждения); в таких случаях оборонительный инстинкт берет верх над другими (например: хождение рядом).

Когда необходимо применить принуждение, как заставляющий фактор, уступок быть может, иначе авторитет и сила воздействия дрессировщика будут потеряны.

Нет сомнения, можно научить собаку тому другому приему, и без принуждения, улавливая, например, у собаки моменты ее естественной посадки (она умеет сама садиться, когда ей нужно) и связывая их с командой «сидеть», давая при этом лакомство как поощрение посадки или вызывая самую посадку движениями руки, вертящей над головой собаки лакомство. Через некоторое время прием без всякого принуждения будет усвоен, т.е. связь команды с действием будет установлена и собака на команду «сидеть» сядет, если захочет.

 

Категория: Документация | Добавил: St_Instruktor (2016-Ноя-21)
Просмотров: 185